artx: (book)
"И я думал: если бы те, кто способен узнавать подлинное и истинное, не были так редки, что можно в течение целых двадцати лет тщетно искать их своим взором, то и тех, кто в состоянии творить подлинное и истинное, не было бы так мало, чтобы их создания могли впоследствии составить исключение из преходящих земных вещей, -- иначе потеряна была бы живительная надежда на потомство, в которой для собственной поддержки нуждается всякий, кто поставил себе возвышенную цель.

И тот, кто серьезно замышляет и творит дело, не ведущее к материальной пользе, никогда не должен рассчитывать на сочувствие современников. Зато в большинстве случаев он увидит, что видимость такого дела имеет между тем значение в мире и пользуется текущим днем, и это в порядке вещей. Ибо само подлинное дело должно совершаться ради него самого; иначе оно не может удаться, так как всякая цель повсюду опасна для понимания сути.

Вот почему, как об этом постоянно свидетельствует история литературы, все достойное требовало для своего признания много времени, в особенности если оно принадлежало к поучительному, а не к занимательному роду; пока же процветало ложное. Ибо соединить действительное дело с его видимостью трудно, если не невозможно.

Именно в том и заключается проклятие нашего мира нужды и потребностей, что им все должно служить и порабощаться.

Поэтому он и не создан так, чтобы благородные и возвышенные стремления, каким является стремление к свету истины, могли в нем беспрепятственно процветать и существовать ради самих себя. И даже если иной раз такое стремление сумеет заявить о себе и этим будет введено понятие о нем, то тотчас же и им овладеют материальные интересы, личные цели, чтобы сделать из него свое орудие или свою маску."
artx: (tree of life)






Скачать HTML-вариант статьи с иллюстрациями


  1. Введение в тему

  2. Прароссианство в искусстве XIX века

  3. Серебряный век

  4. Реалии ХХ века и задачи, вставшие перед искусством

  5. Прароссианство в ХХ веке

  6. Заключение

  7. Примечания

I
Введение в тему

Откровение льется по многим руслам, и искусство — если и не самое чистое, то самое широкое из них.
«Роза мира», кн. 1, гл. 1

Загадка феномена творчества, его тайных источников волновала художников и мыслителей на протяжении многих веков. Ощущение сопряженности художественного вдохновения с самыми основополагающими законами мироздания; универсальный, непреходящий смысл, спонтанно возникающий в искусстве и сближающий самые разнородные его явления поверх различия эпох, традиций, стилей и индивидуальностей — все это не переставало быть предметом осмысления, то рождая строгие, рационально продуманные системы, то вызывая к жизни концепции философско-художественные, апеллирующие к интуиции и духовному пониманию. Бурное развитие естественных наук в течение последних столетий, все большая рационализация всех областей жизни вовсе не снимают актуальности этого вопроса; напротив, с течением времени все более обостряется интерес к процессам, в результате которых, по словам А. Белого, «в своих выводах в области морали, эстетики, психологии новое искусство не раз опережало медленный путь научно-философского мышления; и там, где наука и философия еще не давали ответа, этот ответ давался художником».

Одной из центральных тем это становится и в «Розе мира». Более того, смысл этой книги каждый читатель определяет для себя в зависимости от того, воспринимает ли он ее как чисто художественное произведение, строящееся по законам поэтической свободы, или же свидетельства Д. Андреева о многомерности мира по-настоящему убеждают читателя — и своей бесспорной логичностью, и созвучностью с его внутренними ощущениями. Конечно, здесь возникает вопрос: как быть тем, кто не только не испытывал моментов прозрения, хоть как-то соизмеримых с прозрениями Д. Андреева, но кто вообще никогда не ощущал в себе подобных способностей — ни в какой мере, ни в какой час своей жизни? Выходит — им нужно смириться с тем, что этот путь познания для них полностью закрыт, и остается только верить или не верить чужому опыту, никак не соотнося его со своим собственным?

More... )
artx: (book worm)

Русские развилки

Почему интеллигент не может быть во власти, а в России приживаются вместо европейских ценностей европейские удобства

Петр Саруханов

В теории литературы существует «типический герой в типических обстоятельствах». А разговор с известным писателем и профессиональным философом Владимиром Кантором — это классическая беседа с классическим либеральным интеллигентом. Из того немногочисленного слоя, который ставит нравственность выше «манчестерской» эффективности, точнее, увязывает одно с другим.

У русской интеллигенции ведь как: одни говорят, что всякие там гайдары с чубайсами продали Россию вместе с ее душой, другие, наоборот, ценят дело и технократизм, не очень-то задумываясь о человеческих трагедиях, сопровождающих тектонические сдвиги в государстве и обществе. А Кантор стоит посередине — пытается разобраться. Одно слово — философ… 
Read more... ) 

artx: (Venice)
[info]ivanov_petrov

Прочитал наконец. Лучше поздно, чем никогда. Сначала был очень разочарован - история математики дана (на мой никому не нужный взгляд) совершенно недостаточно. Потом смирился - это популярное изложение твердо установленного, а не специальные изыскания. Разрешил быть.

Потом, приблизившись к новым временам, был очарован красотой и ясностью изложения. Под конец пришел в восторг от мнения, что математика - наука естественная (Вейль, даже Куайн). Думаю, люди доброй воли могут с большим доверием относиться к тезису, что и теология - естественная наука.

Profile

artx: (Default)
artx

July 2017

M T W T F S S
     12
3456789
10111213141516
1718192021 22 23
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Tuesday, 26 September 2017 16:16
Powered by Dreamwidth Studios